Полину все пустили в круг,
Чтобы в говно не уебалась,
Ее ебут, ебут, ебут
Чтобы дерьмо она не жрала.
Ебали круголя кругом,
Чтобы не срала под столом, 
А чтобы срала там где надо
Ебашьте палкой - вот как надо.
Когда обида душу рвет на части,
Не отвечай обидчику на зло.
Скажи,что злоба — недостаток счастья,
Скажи и улыбнись. Не надо лишних слов.

Когда вокруг одни косые взгляды,
И режет ухо смех клеветников,
Скажи:"Боюсь,что захлебнетесь ядом!"
Скажи и отойди. Не надо лишних слов.

Когда любимый грозен не на шутку,
И зреет ссора из-за пустяков,
Скажи, какой он добрый,славный,чуткий,
Не ссорься — обними. Не надо лишних слов.

Когда ты проклят, предан и покинут,
И память о былом лишила снов,
Скажи: "Спасибо, что стреляли в спину!"
Но не кляни судьбу. Не надо лишних слов.

Когда тебя переполняют чувства,
И от любви весь мир обнять готов,
То знай, любить — нелегкое искусство!
Храни свою любовь. Не надо лишних слов!

​В нашей жизни самое прекрасное
Не ценою денег обретается:​
Даром с неба светит солнце ясное​
И луна нам даром улыбается!​
Даром на распаханные полосы​
Льётся дождь со щедростью обильною,​
Даром ветер гладит наши волосы,​
С дуба листья рвёт рукою сильною.​
Даром пеньем птичек наслаждаемся,
​Зорями, восходами, закатами,
​С милыми, любимыми встречаемся,​
И вдыхаем воздух не за плату мы.​
Никакой монетой не заплатите​
За ребёнка ласку бесконечную,​
За супругов нежные объятия,​
За любовь, за дру​жбу безупречную.
Вижу я, как к ночи день склоняется,​
И понятно мне, яснее ясного:​
Не ценою денег обретается -​
В нашей жизни самое прекрасное!!
Жизненный путь

Лежали в больнице в палате одной
Два тяжко больных человека.
Один у окошка лежал, а другой -
У двери, где не было света.

Один постоянно в окошко глядел,
Другой лишь на краску дверную,
И тот, что у двери, узнать захотел,
Про жизнь за окошком другую.

С готовностью первый больной рассказал,
Что видно ему из окошка:
«Там тихая речка, дощатый причал,
И ходит по берегу кошка.

По синему небу плывут облака
Причудливые, как зверушки.
Сидят на причале там два рыбака,
И с внуком гуляет старушка».

И так каждый день. То про сказочный лес
Рассказывал, то про влюбленных.
Другой же сосед перестал даже есть,
Считая себя обделенным.

Он мучился злобой, и зависть росла,
Его постепенно съедая.
Не мог он понять, почему же была
Тут несправедливость такая.

Однажды сосед у окна занемог,
Что не было сил разогнуться.
Он стал задыхаться и даже не мог
До кнопки своей дотянуться.

У двери сосед мог на кнопку нажать
И вызвать сестру милосердья,
Но он не нажал и остался лежать,
Глаза закрывая усердно.

Наутро сестра милосердья пришла
Постель поменять за покойным.
Сосед попросил, и она помогла,
Занять эту самую койку.

Когда ж он в окно наконец посмотрел,
На шее задергалась вена.
Увидел он вместо того, что хотел,
Глухую высокую стену.

Он был потрясен и сестре рассказал
Про тихую чистую речку,
Про сказочный лес, про дощатый причал,
И небо в кудрявых овечках.

«Ах, если б он видел! - сказала сестра. -
Всю жизнь он слепым оставался».
«Зачем же тогда?..» - тут больной прошептал...
«Да он вас утешить старался».

Одиноко брела старушка
Через двор, по дороге домой.
А немного поодаль девчушка
Испугалась собаки хромой:

Громко всхлипнула, задрожала;
Куклу Машу прижав к груди,
К своей матери подбежала
С криком: «Мамочка, защити!»

Мама дочери улыбнулась,
Приголубила, наклонясь.
А старушка, вдруг пошатнулась
И осела, за сердце держась.

Не внезапность в том крике звонком
Довершила в груди надлом –
Фраза, сказанная ребенком,
Ей напомнила о былом:

Годы молодости беспечной…
Он уверенность ей внушал;
Говорил о любви сердечной,
Но узнав про «живот» – сбежал.

«Коль ему не нужна забота,
То и мне», – рассуждала мать.
А внутри незаметный кто-то
О себе ей давал понять:

«Это я, это твой ребенок.
Ты не видишь, но можешь узнать.
Потерпи, наберусь силенок,
Чтобы вскоре тебя обнять.

В эту трудную жизни минуту
Ни отца, ни себя не кори.
Я тебе улыбаться буду
На кроватке в лучах зари.

От тебя попрошу лишь ласки –
Пусть хоть изредка, перед сном
Почитай мне из книжки сказки:
«Теремок», или «Кошкин дом».

Не заметишь, как возрастая,
Я помощником стану тебе.
Я любить тебя, дорогая,
Буду в радости и в беде…»

Только голос тот не желала
Слушать девушка: «Точка. Нет!»
И решительно постучала
В час назначенный в кабинет.

Ей хотелось «освободиться»…
Дан наркоз и подходит врач.
Но внезапно, сквозь сон девица
Услыхала младенца плач.

Что казалось совсем не важным,
То стонало, кричало в груди:
«Нет, не надо!.. Прошу!.. Мне страшно!..
Мама, мамочка, защити!..»

В тот ненастный осенний вечер
Дома девушке не спалось:
Больше детской не слышно речи, –
Что-то в сердце оборвалось.

После – жизнь, словно третьего сорта.
В одиночестве стала стареть.
А не будь рокового аборта,
Уж могла бы внучат иметь…

Но сегодня, в одно мгновенье
Вновь обрушилось словно гром
То далекое преступленье,
Что скрывала в себе тайком…

Сердобольный народ собрался:
Валидол положили в рот;
Парень вызвать врачей пытался,
Набирая несложный код.

Люди, медиков ожидая,
Созерцали, не в силах уйти,
Как несчастная, умирая,
Повторяла: «Прости, прости…»

Вдруг разгладились складки кожи
И покой на лице застыл.
И сказал из толпы прохожий:
«Видно Кто-то ее простил».

- Здравствуй, дорогой.
- Здравствуй, дорогая.
- Ты не спишь, родной?
- Нет, не сплю, родная.
- Ты опять до ночи сочинял стихи?
- Написал чего-то. Кажется плохи.
- А о чём, любимый?
- О тебе опять. Только не выходит, думаю, порвать.
- Может быть, расскажешь?
- Хочешь?
- Да, хочу.
- Только ты не смейся.
- Что ты! Я - молчу.

- Я писал про вечер, звёзды, тишину
И про то, как тополь заслонил луну.
Как стоим мы рядом и глаза - в глаза,
И о том, как трудно что-нибудь сказать.
Как губами тронул прядь твоих волос,
Как в глазах увидел отраженье звёзд.
И как слились губы, и застыла ночь,
И с улыбкой время зашагало прочь.
А потом смущённо косы теребя,
Сказал очень тихо: "Я люблю тебя"...

- Я тебе наскучил этой ерундой? Что не отвечаешь?
- Плачу, дорогой.
Из жизни

 Утром выспалася в пору,
 Нажралась конфет я гору.
 Включив свет я охуела-
 В доме лампочка сгорела.

 Муж вкрутить не захотел-
 И самой вкрутить велел.
 Стала я на табуретку-
 Тут-же он принёс пипетку.

 Тут меня хуйнуло током,
 Я упала на пол боком.
 Сразу врезалася с коком,
 Облилась томатным соком.

Он пил со мной и память просветлял,
Всё вспоминал давнишние победы,
Как балагурил, пил, и как гулял,
И девок драл в затакты и рассветы.

Закатывал глаза, глотал слюну,
Всё вспоминая прелести былого,
И между прочим вспомнил вдруг одну,
В которой было дорогое ему что-то.

Она была, так внешне хороша,
А как ебалась! Золотые ручки!
На клык, с оттягом, радостно брала,
Высасывая мозг себе на губки.

И лишь один был недостаток в ней,
Она глупа была, подобно пробке,
А я заметил, нет мол в том потерь,
Физиология важнее мне у тёлки.

Он тут со мной в полемику вступил,
Всё возражал, нет без ума минета,
Когда с ней после, не о чём взболтнуть,
Дыра такая, вместо интеллекта.

А с умной тёлкой, приято поболтать,
Когда из рта её не сыпется "херня",
И за беседой сладко вспоминать,
Как эти губы, сосали у меня!...

Ф.Зимов
13.10.2014г

Попросил любимую:
Покажи мне ножки!!!
А она на ушко:
Подари сапожки!!!
Вновь пришел к любимой,
а на ней сапожки!!!
Почесал затылок...
Чувствую, там рожки!..
Страницы: 1234166